В политике приходится делать много такого, чего не следует делать. Теодор Рузвельт
Сегодня 23 октября 
среда,
Котировки
63.633670.9196

Из каких источников вы получаете политическую информацию?

Отправить

Редактор ивановской телекомпании «Барс» обратился за общественной поддержкой по поводу уголовного преследования

Главный редактор и генеральный директор ивановской телекомпании «Барс» Сергей Кустов написал открытое письмо. В нем, в частности, говорится:

«Я обращаюсь в Союз журналистов за общественной поддержкой, поскольку уголовное преследование в отношении меня, которое осуществляет Следственное управление Следственного комитета РФ по Ивановской области в лице генерала Булаева уже почти 3 года связано в том числе с моей журналистской деятельностью.

Данное преследование было инициировано в результате провокации бывшего замгубернатора области Виталия Ильюшкина - и с целью личной мести в мой адрес за критику в его адрес в СМИ, (включая его коррупционную деятельность), так и с целью провести рейдерский захват СМИ – телеканал «Барс».

 10 августа 2016 года в отношении меня было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.8 ст.204 УК РФ, (коммерческий подкуп), я был задержан и помещен в изолятор временного содержания, где провел 5 суток; в дальнейшем провел 2 месяца под домашним арестом.

Дело состоит всего из одного эпизода и с одним обвиняемым, однако расследуется уже 34 месяца следственной группой из 6 следователей отдела Следственного комитета по расследованию особо важных дел.

 10 августа 2016 года в 18:00 было возбуждено уголовное дело, по документам в 21:00 (по факту – в 15:25) я был задержан, а уже 11 августа в 18:04 был признан обвиняемым.

При этом в материалах дела на тот момент имелся лишь протокол осмотра места происшествия и мой допрос, в котором я отрицал свою вину и подробно объяснил все обстоятельства заинтересовавшей следствие коммерческой сделки.

Вряд ли эти два «доказательства» могут соответствовать требованиям ст.171 УПК РФ, согласно которой признание подозреваемого обвиняемым может быть только при наличии достаточных доказательств.

Такая необоснованная «скорость» предопределила обвинительный уклон работы следствия и нежелание считаться ни с фактами, ни с аргументами защиты.

 Несмотря на то, что у следствия, якобы, были «достаточные» доказательства моей вины в первый же день возбуждения дела, первое обвинительное заключение было подготовлено 10.11.2017г. - только через 15 месяцев с момента возбуждения уголовного дела.

 Однако прокуратура возвратила уголовное дело для производства дополнительного расследования.

«Дополнительное расследование» продолжалось еще 4 месяца и заключалось в получении в материалы дела лишь уставных документов возглавляемых мною юридических лиц, что никак не было связано с указаниями прокуратуры.  Сделать это было возможно за неделю, однако следствие тянуло время 4 месяца.

 В июне 2018 года прокуратура вновь возвратила уголовное дело – новое постановление о направлении дела на второе допрасследование было переписано почти слово в слово с прежним, что говорит о бездействии следствия и фактически о признании со стороны следствия отсутствия доказательств вины.

 За 4 месяца при проведении второго «дополнительного расследования» были проведены 7 дополнительных допросов и сделан 1 запрос. Сделать это было возможно за 1-2 недели, однако следствие вновь тянуло время 4 месяца.

 Второе «допрасследование» только подтверждало мою невиновность – в октябре 2018 года дело было направлено прокуратурой на третье «дополнительное расследование» - и вновь в аналогичных формулировках.

 В третий раз расследование было возобновлено только 14 января 2019 года – почти через 3 месяца (!) после получения следствием дела из прокуратуры.

Такое необоснованное затягивание дела можно расценивать как непонимание следствия, какие еще «следственные действия» провести.

Третье «дополнительное расследование» планировали проводить на протяжении 4 месяцев, теперь добавили еще 3 месяца – то есть в сумме почти 7 месяцев. Добавили именно потому, что каких бы то ни было новых доказательств моей вины не добыто и направлять дело в прокуратуру испугались.

 Фактически в настоящее время не производится никаких реальных следственных действий.

Все эти «продления» - доказательство того, что следствие де-факто понимает отсутствие в моих действиях состава преступления, но не желает этого признавать де-юре.

 Из материалов дела следует, что обвинение неоднократно затягивало сроки проведения следственных действий, имея все основания и возможности для их проведения.

Так, например, лингвистическая экспертиза была назначена только через 53 дня после получение аудиозаписи, остальные были закончены через 9 месяцев с момента моего задержания.

Общая продолжительность бездействия только за период август 2016 – декабрь 2018 составила минимум 285 дней.

 Все это не только мешает мне выполнять мои должностные обязанности как руководителя крупного регионального СМИ.

Поскольку следствие отказало мне в отмене такой формы меры пресечения как залог, (он был установлен в размере 4 млн руб.) каждый месяц мне начисляются проценты в размере в размере 22 333 рублей. (Поскольку суммы в 4 млн руб. у меня никогда не было – я был вынужден оформить займ)

В настоящее время только долг по процентам данного займа достиг 700 тысяч рублей, что является для меня крайне тяжелым долговым обязательством.

 Для меня не подлежит сомнению, что уголовное преследование было запущено по лживому доносу бывшего заместителя губернатора Ивановской области Виталия Ильюшкина - в качестве мести за мою журналистскую деятельность. 

Ильюшкин находится в международном розыске по обвинению во взяточничестве, а следствие продолжает «отрабатывать» заказ коррупционера.

 Моя попытка встретиться с руководителем Следственного управления СК РФ по Ивановской области Александром Булаевым в мае 2018 года на официальном приеме граждан в приемной Президента Путина (я был официально предварительно записан на прием) закончилась анекдотически: генерал Булаев за полтора часа до окончания приема сбежал из приемной Президента, не обращая внимания на мои вопросы в его адрес, открыто демонстрируя нежелание со мной разговаривать.

 Жалоба, поданная в мае 2018 года мною руководству Следственного комитета Ивановской области о затягивании следствия и заведомо незаконном уголовном преследовании (поскольку сотрудники СУ СК неоднократно говорили о моей невиновности, но продолжали преследование) была рассмотрена поверхностно, а полученный ответ по сути являлся отпиской.

 Мне неоднократно намекали на то, что подобного рода действия руководства следственного комитета Ивановской области связаны с критикой, которая прозвучала с моей стороны в авторской программе «Губерния. Итоги» на телеканале «Барс» в адрес данной силовой структуры еще в апреле 2015 года, когда я процитировал выводы суда в отношении следственного комитета по одному из громких уголовных дел, что «… следствие было проведено крайне непрофессионально, безграмотно, с многочисленными нарушениями закона. Протоколы следственных действий и иные документы оформлены небрежно и безответственно»

Еще в апреле 2015 года со мной проводилась «профилактическая беседа» сотрудником Следственного комитета, что я поступил неправильно, и за это еще могу быть «наказан».

Это «наказание» со стороны руководства Следственного комитета Ивановской области в лице Булаева я чувствую уже почти 3 года.

 Уголовное дело против меня было возбуждено по ст.204 УК РФ «Коммерческий подкуп», которая непосредственно относится к бизнес-деятельности. 

Следствие абсолютно не реагирует на довод о том, что при отсутствии потерпевших и в соответствии со ст.23 УПК РФ без заявления собственника возглавляемого мною юридического лица уголовное дело вовсе не должно возбуждаться.

При этом Совет директоров возглавляемого мною юридического лица сразу и однозначно высказался о том, что суть сделки, которая называется следствием преступной, была заранее известна, а потому никакого присвоения с моей стороны каких бы то ни было денежных средств даже в теории быть не могло.

 Если в Следственном комитете считают, что я виновен – пусть направляют дело в суд, я буду доказывать свою невиновность там.

Если я невиновен – пусть закрывают уголовное дело.

Но меня продолжают преследовать, издевательски уже почти три года продлевая сроки следствия по надуманным предлогам, тогда как обычный срок следствия в соответствии с УПК РФ – 2 месяца, а в случае «…особой сложности» дела – 12 месяцев.

Этот срок «особой сложности» уже прошел трижды.

 Исходя из изложенного прошу:

- распространить данное мое открытое обращение среди членов Ивановского регионального отделения Союза журналистов России;

- предать гласности факты намеренного затягивания уголовного преследования и незаконность самого преследования в тех СМИ, которые готовы будут меня поддержать;

- обсудить сложившуюся ситуацию на Правлении регионального отделения Союза журналистов России, Совета ветеранов; в случае, если мои доводы будут признаны разумными – обратиться к руководству Следственного комитета области, страны с требованием прекратить незаконное уголовное преследование в отношении меня.

 Готов ответить на любые вопросы в любой аудитории с любыми оппонентами».

Опубликовано 17 июня, 2019 года

Теги:

СМИ