В политике приходится делать много такого, чего не следует делать. Теодор Рузвельт
Сегодня 15 ноября 
четверг,
Котировки
67.997576.7556

Из каких источников вы получаете политическую информацию?

Отправить

Вначале было слово…

С детства обожаю научную фантастику. При этом как-то всегда делал скидку на время написания книги. И если многие популярные авторы канули в лету, поскольку придумывали что-то нелепое, то классики science fiction всегда угадывали направления развития науки и техники.

Например, Жюль Верн предвосхитил массу технических изобретений. Александра Беляева многие читают теперь, как нелепую старину. Александра Казанцева немного жалко – воплощению его «мечт» воспрепятствовал крах СССР.

И наоборот. Писатели-антифантасты, работавшие в жанре антиутопии, предотвратили массу безобразий, поскольку правители подсознательно не хотели походить на описанных в знаменитых романах уродов. Недаром Стругацких не печатали. Ведь при всем устремлении к звездам, они люто ненавидели земных тиранов. Впрочем, подобных аналогий и сейчас немало, потому что правители редко читают книги.

Рэй Бредбери с его сожжением книг, конечно, базировался на фашистских акциях. Откуда ему было знать, что книги сами по себе станут не нужны. Но и в Интернете виртуальные сожжения книг происходят регулярно. Чего стоят нынешние запреты на «нетолерантные» сказки и классические произведения, где герои курят, пьют и занимаются разными формами разврата. Талантливо занимаются, но не в соответствии с инструкциями запретительных ведомств.

Меня вот больше всего беспокоили в молодости творения Филипа Дика и Роберта Шекли. И что же? Наркоманы перестали быть изгоями. Современные андроиды регулярно занимаются воспитанием электрических овец (это я про гаджеты). А известная фантастическая история о том, что операции по приобретению бессмертия имели побочный эффект в виде бесплодия и женоподобности мужчин, ярко отражается в нынешней ЛГБТ-вакханалии и однополых браках. А ведь это были романы 60-х годов!

В моем любимом детском фильме «Гостья из будущего» Алиса Селезнева была убеждена, что Колей, укравшим миелафон, был не молчаливый Герасимов, а болтливый Садовский. Поскольку тот знал слова «бластер» и «флайер». Ну, не догадывалась девочка, что изобретения научных фантастов потом, в будущем, чтобы не путаться, называли теми же словами.

Так как сегодня относиться к тому, что уже описанные в фантастической литературе власть серости, запрет на книги, сидящие в четырех стенах семьи с развлекательными гаджетами в руках и абсолютно извращенный взгляд на семейные ценности и половое воспитание, являются реальностью?

Я думаю, пугаться нечего. Во все времена мир людей был злобным и гадким. Но это не повод, чтобы и мы все разным пакостям следовали.

А фантасты пускай и дальше пишут. Мы хоть заранее узнаем, что наших несчастных потомков ждет.

Кстати, любые предположения, касающиеся развития общества, тоже влияют на будущее. Слово – оно материально.

Опубликовано 26 ноября, 2013 года

Теги:

общество