Политик, я убежден, до самых последних дней не верит, что его не любят. Юрий Лужков
Сегодня 17 октября 
вторник,
Котировки
57.086167.2988

Из каких источников вы получаете политическую информацию?

Отправить

Памяти Олега Алалыкина

Когда я впервые увидел Олега Алалыкина, я и представить себе не мог, что он – почти мой ровесник. Будто он с самой юности уже был взрослым. Вот бывают такие люди, которые ко всему относятся так серьезно и скрупулезно. Это не значит, что он не любил пошутить – как сейчас вспоминаю его смех – но весь его юмор, все его действия, все его интересы были так или иначе связаны с работой.

Не скажу за других журналистов, но для меня лично работа стоит совсем не на первом месте. Сначала семья, потом друзья, потом небо синее, а работа в ее обычном понимании – она ведь не волк. Просто журналист является журналистом и в семье, и на отдыхе – всегда что-то подмечаешь, чем-то интересуешься. Олег же работой просто жил. Наверное, поэтому так много и сделал, так многого добился. Вытащили его из кабинета на какое-то совещание – он приходит с компьютером, в котором параллельно что-то изучает. Идет он по улицам своих любимых европейских городов, присядет на лавочку – и он уже здесь, в нашем информационном пространстве.

А уж если он на работе, то уж точно в курсе всего. Мы с коллегами всегда спокойно приходили на его программу «Есть мнение». Даже если кто-то из нас оказывался не очень компетентен в каком-то вопросе, то уж Олег-то точно знал, что и как, и готов был рассказать все за нас, гостей.

Важно и то, как он умел себя поставить, как защищал позиции возглавляемой им телекомпании. В наше странное время, когда кому-то можно все, а кому-то ничего нельзя, когда гайки неимоверно заворачиваются, а цензура стремится залезть даже в Интернет, СМИ неимоверно сложно стоять на позициях защиты интересов населения. Есть рычаги экономические, есть политические, существует просто давление на личность. Алалыкин был фигурой, которая даже в таких условиях выглядела монолитной.

Отсюда и его известность, его авторитет. Мы, коллеги, знали, что Олег лежит в центре имени Бакулева в Москве, что он перенес сложную операцию на аорте, что из искусственной комы врачи его все хотят вывести, да никак не могут. А простым телезрителям это было неизвестно. Ко мне на улицах постоянно подходили ивановцы и спрашивали: «Когда же будет передача? А не планирует ли Алалыкин изменить формат? Может, наши советы пригодятся?» Когда же скомканно и быстро пронеслась по телевидению новость об его смерти, меня за выходные пять незнакомых людей спросили: «Что случилось? Как же теперь «Барс»? Как же теперь мы? Кто нам расскажет правду?»

Телевидение – великая вещь. Это и узнаваемость, и влияние. Но чтобы работать там так, чтобы вызывать всеобщее уважение, нужно иметь редкий талант. Там все твои помарки, вся лень и бесталанность – на виду. А если человек каждый день в эфире одинаково свободно общается и с самыми обычными людьми, и с сильными мира сего – это и огромная работа, и призвание.

Он слишком рано начал так работать. Не учился в вузе, пока мы зависали в общагах, а сразу взял в руки микрофон. Был ведущим федерального российского канала, когда мы с друзьями еще только делали первые шаги в журналистике. Стал узнаваемой фигурой в юности и непререкаемым авторитетом после тридцати. Успел сделать так много, сколько многим из нас не удастся и за очень длинную жизнь.

Думаю, что он и сейчас Там, за пределами понимания, включил какой-нибудь небесный гаджет и с усмешкой читает мою статью. Привет, Олег! Не забывай нас, как мы не забудем тебя.

Опубликовано 16 июля, 2012 года

Теги:

траур