В политике приходится делать много такого, чего не следует делать. Теодор Рузвельт
Сегодня 15 ноября 
четверг,
Котировки
67.997576.7556

Из каких источников вы получаете политическую информацию?

Отправить

Он же памятник!

Я уже писал здесь о том, как нам с коллегами понравился старинный город Гороховец, в котором мы закончили свое ежегодное путешествие. Коллега Рахманьков, не удовлетворившись любованием куполами и шатрами на нашей финальной стоянке, решил съездить туда на выходные. И вот какую рассказал штуку.

Помимо чудного исторического центра, там есть и вполне современные памятники. Так вот, прямо напротив администрации рядом с Лениным стоит бюст Владимира Высоцкого. Бюст, как и во всех провинциальных городах, сомнительного художественного достоинства. Но дело не в этом. Он не просто стоит, а… поет. Причем концерты дает, как и положено артисту, согласно указанной тут же афиши – допустим, с 12 до 14 часов.

Прямо как в его же песне: «Крепко сбитый литой монумент открывали под хриплое пенье – под мое с намагниченных лент».

И я подумал. А у нас ведь какой фурор можно произвести! Вот стоит на Фридриха (тьфу, черт немецкий, на Шереметева) Сергей Есенин. Идут мимо студенты – а Есенин и говорит им человеческим голосом: «Все! Теперь решено безвозвратно. Я в Иванове понят превратно». Есть же в архиве его граммофонные записи. Аркадий Северный вообще зря молчит. На его бутылку и общую какую-то абстрактность столько ханжей покушалось, что ему сам Бог велел ответить критикам: «Стоял я раз на стрёме Держал в руке наган. И вдруг ко мне подходит Незнакомый мне граждан».

Да мало ли! Ленин на площади и так время от времени говорит с нами плакатами коммунистов. Собака-такса, с которой только ленивый не сфотографировался, могла бы вилять хвостом туристам и облаивать пьяных. Гарелин… ну и он и так все сказал, зачем-то создав наш город с его довольными средним родом селянами.

И только яйцо имени Пушкина на одноименной площади с нами не заговорит.

Опубликовано 14 июля, 2014 года

Теги:

общество