Политики везде одинаковы: они обещают построить мост там, где и реки-то нет. Никита Хрущев
Сегодня 15 ноября 
четверг,
Котировки
67.997576.7556

Из каких источников вы получаете политическую информацию?

Отправить

Он ведь был разгильдяем…

Спорим с коллегами по поводу введения обязательной школьной формы. Коллега Котляр, к примеру, «за». Считает, что разношерстых хулиганов и горлопанов это дисциплинирует. Возможно. Меня, блин, так дисциплинировало, что до сих пор кожа зудит от этого жаркого и кусачего шерстяного советского костюмчика.

У меня, конечно, мнение очень субъективное. Я вырос в интернате, поэтому мои одноклассники ходили в очень похожей одежде не только на уроках, но и после них. С тех пор всякую казенщину ненавижу. И равнять всех под одну гребенку, тем более, подростков, девочек, для которых одинаковые платья – это мгновенная смерть головного мозга, считаю очередным проявлением «закручивания галок».

Разумеется, дресс-код у школьников должен быть. Но не белый верх – черный низ, а аккуратная чистая красивая одежда. Я напрочь отвергаю доставшийся с советских времен принцип оправдания формы, звучащий примерно так: «Это помогает детям из семей с разным социальным статусом не страдать от того, что сверстники лучше одеты».

Может, в советское время и можно было кого-то удивить крутой майкой или импортными кроссовками. Сегодня дети вряд ли отличают яркий китайский ширпотреб от продукции итальянских модных домов. Они не этим меряются. В девяностые мерялись числом «Сникерсов» в кармане, потом – мобильниками, сейчас – крутыми гаджетами. У девочек вообще есть масса финтифлюшек, которыми они, хоть одетые в полосатые робы, смогут друг перед другом похвастаться. И бедный всегда будет завидовать богатому, достаточно тому просто рассказать друзьям, где и как он провел вечер, выходные или каникулы.

Я допускаю такой вариант школьной формы, когда элитная школа вводит свою символику, цвета школы, яркие и запоминающиеся галстуки или платки. Да, это объединяет, вселяет гордость за свое учебное заведение. А единая форма… Бог ты мой, что мы только с ней не делали в советские времена. Обрезали рукава, варили в известке, целый сентябрь ходили в джинсах, уверяя завуча, что форма порвалась, и ее латают. Надевали немыслимой пестроты рубашки и увешивали пиджак значками и клепками.

В результате, из протеста, я вырос разгильдяем. По этому поводу – свежий пример.

У нас, журналистов, дресс-кода нет. Все, кроме членов Общественной палаты (и то в день заседания) и Рахманькова в шляпе и шейном платке, ходят в джинсах, майках и черт знает чем еще. И вот сегодня утром, собираясь на работу, решаю потрясти коллег костюмом и галстуком. Размышляю на ходу, одеть мне темную рубашку или белую, светлый пиджак или брюки, и какой из моих галстуков (жемчужно-серый, светлый в полоску, перламутрово-синий или черно-зеленый с пестрыми жуками) к этому великолепию подобрать. Открываю шкаф и обнаруживаю, что галстуков (а они там все висели уже завязанные, поскольку я этим сложным искусством так и не овладел) нет. Я перерыл все полочки и тумбочки – нету! Звоню жене, а она сама уже не помнит, куда мое пестрое богатство заховала. Дело в том, что я галстук последний раз надевал лет пять назад, когда был на свадьбе свидетелем. И, естественно, за это время супруге надоело, что эти бесполезные предметы висят в месте постоянной доступности.

В праздники поищу и обязательно надену. Надо же хоть немножко дисциплины хулигану и горлопану привить.

Опубликовано 30 апреля, 2013 года

Теги:

общество