Если вы не будете заниматься политикой, политика займется вами. Шарль Монталамбер
Сегодня 18 сентября 
среда,
Котировки
64.121370.6040

Из каких источников вы получаете политическую информацию?

Отправить

Кризис придумали в Ивановской области

Мало кто знает, что теорию волн в экономике, то есть цикличность взлетов и падений, кризисов и роста, придумал русский ученый Николай Кондратьев — родом из под Вичуги. Я его труды в универе изучал и многое у творца НЭПа почерпнул. Даже американцы после своей Великой Депрессии с Кондратьевым согласились и меряют развитие экономики нашей, ивановской меркой.

Время сейчас такое, что даже моя дочь, приходя из школы, говорит, что из-за девальвации скоро будет деноминация. Мне, как экономисту, испытавшему в 90-е годы на своей шкуре эти явления, слышать про это пока смешно. Но пока...

В связи с падением курса рубля советую всем перечитать «Черный обелиск» философствующего пьяницы Ремарка. Уж очень там здорово описаны методы борьбы с гиперинфляцией. У нас пока этого нет, но совпадения уже есть. Так, в романе герои ежедневно разоряли скупердяя-ресторатора, у которого купили абонемент на питание на год. А знакомые в соцсетях уже пишут, что купили абонементы в фитнес на весь следующий год и теперь намерены в 2015 году худеть сразу по двум причинам — из-за постоянных тренировок и отсутствия денег на еду.

В Интернете уже собрали хит-парад шуток на тему валютного кризиса. Мне лично больше понравилось про обидевшегося Аполлона (хотя депутата Милонова зря приплели) и ООО «Пятизначные табло».

Но, согласитесь, послевоенная Германия от нас как-то далеко. Поэтому — короткая история про Иваново.

В 90-х годах у меня был своеобразный «бизнес по-русски». В стране отсутствовала наличка в принципе. И я, работая инженером на фабрике, никак не мог получить зарплату. Из трамвая меня выгоняли, и я ездил по паре  остановок — пока не вышвырнут. Фабрика накопила мне долгов в два миллиона — не очень много, но когда я их по суду получил, хватило на год вперед съемную квартиру оплатить. Но жить как-то было нужно. И вот чем я занимался.

На складах фабрики чего только не было. Семейные работяги каждый месяц брали вместо денег разные стройматериалы. Мне они были ни к чему. Как и прочие промтовары, которыми расплачивались по бартеру потребители продукции. Я брал только продуктами. Но однажды обратил внимание на рулоны плюша и флока, которые стоили, на мой взгляд, очень недорого. Я обошел все мебельные магазины и мастерские в городе и выбрал один, который сотрудничал не только с «родными» московскими поставщиками, но и принимал материал от  сторонних организаций. Я стал такой организацией. Но разницу в цене с лихвой перекрывала магазинная наценка. Поэтому я обналичивал свою зарплату себе же в убыток. Впрочем, за обналичку в то же время специализировавшиеся на этом конторы брали куда больший процент. С чем я позже столкнулся уже в должности редактора.

Блин, неужели все это может вернуться? Тогда хотя бы верните еще свободу слова, молодость и романцевский «Спартак»!

Опубликовано 19 декабря, 2014 года

Теги:

кризис