Политик, я убежден, до самых последних дней не верит, что его не любят. Юрий Лужков
Сегодня 20 ноября 
среда,
Котировки
63.773070.6286

Из каких источников вы получаете политическую информацию?

Отправить

Били, бьют и будут бить

События в Бирюлеве вчера взбудоражили всю страну. Это естественно. Как в случае с нападением Мамо Ферояна на инспектора Харанеко, убийство московского паренька легло на вполне созревшую почву ненависти к пришлым, которая, как много раз бывало в истории, возникла на почве общего недовольства расслоением общества на богатых и бедных, тех, кто задавлен законами, и тех, кому все дозволено.

Тут сыграло свою роль еще и то, что попавший в кадр камеры на подъезде убийца выглядел настолько типичным «зверем», наглым, распаленным от похоти, готовым на любые злодейства, что это напугало мирных жителей и вызвало сопернические чувства у таких же неудовлетворенных и распаленных юных русских самцов, слетевшихся в Бирюлево со всей Москвы. А дальше, как обычно, пошли погромы невиновных и массовые задержания непричастных.

На эту тему – несколько воспоминаний. В студенческом общежитии у нас жило много азербайджанцев. К этой нации после учебы в университете я не стал относиться ни лучше, ни хуже – есть много друзей, множество знакомых приличных людей, но знавал я и откровенных отморозков. Как впрочем, и среди русских. Так вот, когда мы приходили играть в футбол в зал Силикатного завода, который, кстати, несколько лет подряд снимал для нас как раз азербайджанец, этот хороший человек по имени Рауф обычно спрашивал:

- Ну, делиться будем, как обычно? Черножопые против беложопых? – А когда его русские смущенно одергивали, мол, какой же ты черножопый (а негры у нас в общаге тоже были), Рауф, смеясь, отвечал: - А вот после игры в душевой увидишь, какого цвета у нас задницы.

То есть, мы признавали, что мы разные, и некоторые привычки друг друга нас раздражали, что не мешало нам дружить.

И наоборот. После первого курса поехал я в Астрахань собирать помидоры. Помимо студенческих отрядов, собранных по вузам, был у нас в лагере еще отряд грузчиков под гордым названием «Славяне». Уж не знаю, по каким биржам труда и райотделам милиции их собирали, но только это были сплошь здоровенные дядьки, как правило, уже отслужившие, но совершенно безголовые. И если студенты ехали в Астрахань скорее за приключениями, за новыми ощущениями, южным солнцем, девчонками и запахом конопли, то «Славяне» прибыли в Камызяки устанавливать свои порядки. Все отряды они обложили данью, регулярно требовали денег на водку, били морды студентам по любому поводу, но считали, что они – защита и опора лагеря. От кого? От местных, естественно, людей смешанной, но совсем нерусской национальности. Эти казахи, соблазненные массовым трудовым десантом студенточек в купальниках, и впрямь довольно нагло себя вели. Что в итоге привело к массовому побоищу прямо на территории лагеря. Сначала главари двух банд, словно Пересвет с Челубеем, сошлись между собой, только в отличие от Куликова поля ихний Челубей очень прилично заколбасил недоделанного Пересвета по кличке Жбан. После чего казахи и «Славяне» принялись гоняться друг за другом по территории лагеря и колошматить друг друга.

Кто победил, сказать затрудняюсь. Мы, хоть и делали ставки, к общему выводу в этой темноте не пришли. Но «Славяне», лечась утром преимущественно самогоном, наверняка обсуждали, что никто из студентов, радостно глазевших на это побоище, не пришел к ним на помощь. Потому, что

задрали уже, козлы, достали. И те, и другие. Видеть, как одни моральные уроды мочат других, было им приятно и весело. Такая вот вынужденная толерантность.

А если серьезно, то проблема реально существует. Только состоит она не в том, что к нам едут гастарбайтеры – эти смешные забитые узбеки и готовые на все таджики. Проблема состоит, в основном, в гражданах России. Как в вооруженных «зверьках», упорно едущих к нам из своих аулов Южного федерального округа, в ментах, разрешающих их соплеменникам пригревать эту неграмотную, бедную и очень опасную публику, так и в нас самих, готовых порой при криках: «Наших бьют» забыть о своих реальных проблемах и свалить все беды на внешнюю угрозу.

Опубликовано 14 октября, 2013 года