Политики везде одинаковы: они обещают построить мост там, где и реки-то нет. Никита Хрущев
Сегодня 29 июня 
четверг,
Котировки
59.541567.6868

Из каких источников вы получаете политическую информацию?

Отправить

А Баба Яга против?

В деревне, где прошло мое детство, был маленький домик в два окна. Еще когда я там на велике гонял, он уже смотрел этими окошками в землю, а завалинка поросла мхом. На фоне соседских пятистенок с гордо вырезанными на фронтоне, но относительно недавними годами постройки, он выглядел сказочной черной избушкой на курьих ножках, в котором непременно должна жить Баба Яга. Она там и жила - маленькая скрюченная старушка в цигейковой шубе даже летом, с клюкой, вызывавшая у деревенских ребятишек безотчетный страх.

Бабуля та давно померла, и дом тот должен был помереть вместе с нею. Тем более, что в 90-е добрая половина мощных соседних домов сгорела или разрушилась. Но вот недавно иду по этой улице и вижу — старый домик величиною с баню стоит себе, обшитый сайдингом, фундамент поднят, а два окна со стеклопакетами смотрят не в землю, а через меня, на речку. И даже забор, которого здесь сроду не было, появился. Приезжает себе летом какой-то дачник и наслаждается окрестной тишиной и красотой. А что площадь домика маловата, так кто же летом в доме сидит? Переночевать только.

А вот «дом Курбатова», который, как и множество памятников старины, на днях потеряло Иваново, я никогда за избушку Бабы Яги не воспринимал. На улице Пророкова в свое время было несколько «хат», включая дома моих знакомых и музей имени этого самого Пророкова, где постоянно тусили местные поэты, музыканты и художники. Так что дом, заросший вьющимися растениями по самые глаза, как Лев Толстой или Федор Конюхов, всем нам был давно знаком. И летом являлся украшением улицы. О древности строения я до недавних пор не знал. А также о том, что у него была пожилая хозяйка. А вот когда в прошлом году зеленые насаждения срезали, сразу понял, что это не к добру. Вероятно, на них и держалась крыша, которая сейчас провалилась.

Но дело тут не столько в старине здания и его хозяйке, разумно в двухсотлетней развалюхе не проживавшей. А в странном правиле, согласно которому владельцы несут ответственность за памятник старины. Но не вправе изменять его исторический облик. В результате чего, например, ивановцы, проживающие в доме Дюрингера, не могут его ремонтировать. Живешь в памятнике — не моги укреплять фундамент и ставить новые окна. А государство ремонтировать старые дома не может, но зато может наказать тех, кто ремонтирует. Зато запустить в прекрасные, хотя и обветшалые особняки Полушиных и Зубковых самые разные, в том числе, и дурнопахнущие антисанитарные организации — можно. Воткнуть шедевр конструктивизма, старый Центробанк, в гигантскую мечеть имени Алмаева - всегда пожалуйста. Про Успенскую церковь даже говорить ничего не буду — все уже сказано.

На самом деле, здания, как и люди, стареют и разрушаются. Значительная часть древних сооружений даже в самых развитых странах — если не «новодел», то изрядная реставрация. А сохранять старину, запрещая к ней прикасаться, не получится.

Опубликовано 15 февраля, 2016 года

Теги:

общество

Материалы по теме

Новости

Блоги

Видео новости