Не идите в политику, если кожа у вас чуть потоньше, чем у носорога Франклин Рузвельт
Сегодня 30 мая 
суббота,
Котировки
70.752078.5489

Из каких источников вы получаете политическую информацию?

Отправить

Прекрасные дни

Я, конечно, несколько запоздал со своим рассказом, как пережил ГКЧП - это происходило в середине августа, сейчас уже конец. Однако для меня те августовские знаковые события 1991-го символичны. Пожалуй, это были последние дни, когда я не интересовался политикой. Пожалуй, это были прекрасные дни.

Тогда я вовсе не интересовался политикой. Более того, будучи студентом ХПИ (Харьковский политехнический институт), не очень интересовался и учебой. Зато, кроме пинг-понга и девчонок, был искренне увлечен спелеотуризмом. Для тех, кто не в курсе: спелеология - это наука о пещерах. Спелеотуризм -  блуждания по пещерам вненаучно. Мы блуждали довольно жестко - по-спортивному.

Как-нибудь я расскажу о моих иных веселых и грустных приключениях, связанных с этим экзотическим видом спорта, а сейчас остановлюсь именно на политическом аспекте.

В середине августа 1991 года мы штурмовали яму им. Божко, что в Абхазии. Увы, мои друзья через несколько лет попали там в жуткую ситуацию

А мы пробыли в 1991-м под землей две недели. Уверяю, это очень увлекательно. Особенно, когда через сутки непрерывной работы (таскания себя и мешков с грузом под водопадом), выползаешь под солнце. Это незабываемые ощущения. Именно после этого выхода я выработал для себя теорию: чтобы хорошо отдохнуть надо отчаянно зае..ться. Иначе не то удовольствие.

Я тогда выходил первым. И особенно незабываемые впечатления мне добавил Лимон. Он, стоя в ста метрах от нашего выхода, издалека крикнул, что на нашей стоянке похозяйничал медведь и что в стране переворот. Ушел, даже не пожав руку. Даже не подошел на расстояние вытянутой руки.

Тут стоит отметить, что Лимон спешил.

Рядом бродил медведь, а ему надо было до заката доволочь снаряжение, которые мы для его группы на вертолете закинули в горы.

Лимон спешил, а записка, которую он оставил, ситуацию не прояснила. То, что похозяйничал медведь, было видно и так. Политическая составляющая оставлялась неясной - судя по записке, он ничего не понял и сам. Написал что-то про танки.

Немного оклемавшись от суточного адского труда по выходу из пещеры, прогулялись по окрестностям. А окрестности, скажу вам, весьма примечательные - горы. Справа горы, слева - тоже. Можешь подняться на 2 100 метров, можешь спуститься на 1 900. Красиво, но однообразно.

Погуляли (не погуглили, а погуляли), нашли кош - херь, где живет местный пастух. Чабан говорил хорошо и складно. Он нам старался все объяснить обстоятельно. Но на неизвестном нам языке. Мужчина даже настроил свое радио на какую-то новостную волну. Однако нам, почти в совершенстве знавшим тогда французский язык, это не помогло. Радио, судя по всему, было на турецком.

Несколько беспокоясь, пошли вниз. Денег на то, чтобы вертолет забросил наши вещи в горы, наскребли, но обратно пришлось все переть самим.

Честно говоря, мне трудно объяснить, что это такое. Это ад. Реально кажется невозможным тащить на себе 35-40 килограмм на протяжении многих часов. Даже не хочу уточнять - все равно не поверите. Иногда я сам себе не верю. Но рассказ-то не о том.

Где-то часов через пять мучений встретили группу из Донецка. Ребята, задыхаясь похлеще, чем мы, поскольку шли вверх, сказали лишь одно: «В стране произошла революция. Больше ничего не знаем. Уже сутки идем вверх, связи никакой». Понятно, что ни о каких мобильника тогда ничего не было известно.

В неведении шли мы долго. Пили воду, процеживая через зубы дафний, зарубались с горными абхазами, которые сначала хотели отрубить нам головы, а потом кормили вкусными, но адски острыми маринованными огурцами. Потом мы спали в Хосте под мостом, но Лишь вернувшись домой, узнали, что все закончилось. Мы так и не смогли встать на какую-то позицию в этой ситуации. Мы так ничего и не поняли.

 

 

Опубликовано 31 августа, 2015 года