Не идите в политику, если кожа у вас чуть потоньше, чем у носорога Франклин Рузвельт
Сегодня 19 сентября 
четверг,
Котировки
64.429071.2391

Из каких источников вы получаете политическую информацию?

Отправить

Харьков, или Туда и обратно

Небольшая зарисовка о моей поездке в Харьков на майские праздники.

До границы

Начну с начала, с покупки билетов. Прямые самолеты из Москвы до Харькова временно отменены. Варианты с пересадкой дорогостоящие и неудобные. Что касается поезда, то есть своя фишка. На фирменный поезд «Москва-Харьков» купе стоит около 5 800 рублей в одну сторону. Если помножить на троих (меня, жену и сына), сумма получается весьма негуманная. Если что, на самолете в Будапешт или, там, в Берлин дешевле выходит.

Купил билеты до Белгорода по двум причинам. Во-первых, билет в одну сторону стоит около 2 700. Во-вторых, изучая вопрос, выяснил, что на украинской границе требуют нотариально заверенное приглашение. Времени на пересылку приглашения по почте не было, потому его лично олицетворял мой замечательный харьковский друг Дыка.

Граница

От Белгорода до границы (километров 35) такси стоит около тысячи рублей. На выезде из России перед калиткой человек 80. Калитка закрыта. Послушал разговоры в толпе – по слухам, раз в полчаса выпускают человек по 10. Понял, что стоять полдня.

На въезд автотранспортом никого. Стоят таксисты, которые лениво рекламируют свои услуги по пересечению границы. Поскольку в очереди в основном украинские гастарбайтеры, которые выезжают на родину лишь за тем, чтобы поставить штампик и вернуться в Россию, желающих платить деньги нет.

Хотя стоит это недорого – 200 рублей с человека, чтобы заехать на нейтральную территорию. Конечно, же заплатил.

Ехать метров двести, но пешеходного перехода нет – водитель такси с нами выезжает из России.

Водилу там все знают. Слышу, как пограничник говорит ему: «С сегодняшнего дня, с 1 мая, мужчин от 16 до 60 не пускают. Только женщин и детей».

Даю паспорт девушке пограничнику. Она: «Вы знаете, что вас, наверное, не впустят». Теперь я уже знаю, но что же поделать.

На нейтральной полосе будка и две очереди – с украинской стороны и с российской. Пропускают по одному человеку с каждой стороны. Стоим в очереди, друг Дыка машет рукой с украинской стороны очереди.

Минут через 30 встречаемся, обнимаемся, идем к окошку в будке.

Пограничник сразу закругляет едва начавшийся разговор: «Идите к старшему смены». Под конвоем здоровенного мужика с автоматом идем в административное здание.

Суровый старший смены опрашивал меня минут 20. Вопросы довольно стандартные, ничего неожиданного. Как я понял, свою роль сыграли четыре фактора. 1. Я был с женой и сыном (он повыше меня, но еще несовершеннолетний). 2. Встречал друг из Харькова. 3. Предъявил обратные билеты 4. Показал справку о смерти отца (он похоронен в Харькове). Думаю, отсутствие любого из факторов поставило бы крест на поездке. Но, скорее всего, решающее значение имела справка о смерти отца, который похоронен в Харькове.

Еще старший смены поинтересовался финансами – для въезда на такой короткий срок попросил предъявить 5 000 гривен в любой валюте (курс 1 гривна – 2,5 рубля). На самом деле схема довольно сложная. Около 700 гривен на каждый день пребывания плюс еще за пять дней. Но в интернете описываются самые разные ситуации.

По окончании собеседования пограничник оторвал кусочек бумаги и написал на нем «3РФ» и расписался. Интуитивно я понял, что нас пустили.

Вышли из административного здания, конвоир с улыбкой: «Ну что? Все? Назад?». Очень удивился, когда я сказал, что нам сказали оформляться на въезд.

За границей

Харьков, как обычно прекрасен. Все цветет и пахнет. Везде баннеры о праздновании 9 мая. Только георгиевских ленточек нет нигде. Их заменили алые маки.

В городе очень много силовиков. Как ВСУ, так и добровольческих батальонов «Азов» и «Донбасс». На центральных площадях стоят БТРы, рядом люди с лицами, закрытыми масками. Напряжения особого, впрочем, не чувствуется. Просто для нас непривычно такое обилие военных в самых разных формах. В одном месте увидел палатку «Правого сектора» (организация запрещена в РФ как экстремистская). Попросили не фотографировать лица, но, такое ощущение, что, скорее, ради понта. Те, кто хотят спрятать лица, ходят в масках.

Примечательно, что люди из «Правого сектора» разговаривали со мной на русском языке. Впрочем, не удивительно, в Харькове большинство разговаривает на русском. И, пожалуй, пророссийски настроенных граждан больше, чем проукраинских. Но, если не учитывать радикалов с обеих сторон, настроение можно охарактеризовать так: «Лишь бы не было войны».

1 мая в Харькове была маленькая потасовка между сторонами, но обошлось не только без жертв, но и без травм. Затем был задержан некто по кличке Кот, которого застали за минированием третьей линии обороны Харькова. Что это за третья линия обороны, никто из моих друзей пояснить не смог. Если не считать обилия вооруженных людей на улицах, никакой напряженности незаметно, однако все говорят о том, что после майских праздников ждут войну. Большую войну.

Домой

Если на пути в Украину мы провели на границе часа два с половиной, то обратный путь занял времени гораздо меньше – около сорока минут. Украинцы выпустили без досмотра и вопросов. На российской стороне пограничник, рассматривая меня: «О, Че Гевара» (у меня на футболку приколот соответствующий значок). Потом, рассматривая паспорт, подозрительно: «Какие у вас интересные визы – Кения, Камбоджа, Индия… Где работаете?»

В общем, на этом беседа и закончилась. Никакого экстрима.

Опубликовано 06 мая, 2015 года

Теги:

Украина